Уфимский государственный институт искусств имени Загира Исмагилова

Уральский Принц узнал о своей «Золотой маске» по телефону

Опубликовано: 27 апреля 2012 Областная газета. Автор: Ирина КлепиковаО специальном призе национального театрального конкурса Ильгам Валиев узнал, наблюдая заполночь по ТВ за… спортивными баталиями.В искусстве не всё предсказуемо — даже в устоявшихся традициях случаются красноречивые «сбои». На XVIII «Золотой маске», самом престижном театральном конкурсе России, солист Екатеринбургского оперного театра Ильгам Валиев получил «Маску» за роль Принца в спектакле «Любовь к трём апельсинам». По традиции, «Маски» жюри «раздает» спектаклям и персоналиям-участникам, которые предварительно отобраны экспертным советом. Пикантность ситуации в том, что И. Валиев не был даже в числе номинантов.Опера Прокофьева в постановке Екатеринбургского оперного номинировалась на «Золотую маску» по трём позициям — «лучший спектакль», «лучший режиссёр», «лучший дирижёр». К показу спектакля на сцене Большого театра (в прежние годы оперные номинанты «Маски» выступали в «Новой опере» или Театре им.Станиславского и Немировича-Данченко) из Германии на две недели вернулся в Екатеринбург режиссёр Уве Шварц. И для Ильгама Валиева, заменившего в спектакле заболевшего коллегу, важно было только вписаться в ансамбль, «не подкачать».— Выступили, и я уехал, — рассказывает Ильгам. — По пути в Екатеринбург заехал домой в Уфу. Днём долго ходили с женой по магазинам в поисках концертной рубашки для старшего сына (он в Уфе «звёздочка» — и поёт, и передачи ведёт). К вечеру почти без ног полулежал возле телевизора, смотрел спорт. О «Маске» и думать забыл. В полпервого ночи — звонок на сотовый. Директор театра! Знаю, что у Андрея Геннадьевича после десяти вечера на все деловые звонки — табу. Поэтому первый вопрос: «Что-то случилось?». «Да, — отвечает. — Получили «Золотую маску». «Поздравляю! А кто из номинантов?». «Ты! Тебе дали специальный приз…».Принц для Ильгама — роль на сопротивлении. Из теноровых партий ближе, больше удаются и более любимы романтические герои. Ленский в «Евгении Онегине», Альфред Жермон в «Травиате», Рудольф в «Богеме», Марио Каварадосси в «Тоске», Лыков в «Царской невесте»… Комический персонаж в комической опере стал для певца испытанием. Даром что — Принц (в иных постановках его и трактуют как сановную особу), в спектакле Екатеринбургского оперного, версии Уве Шварца, он — пузатый ипохондрик, смешной, нелепый. Откровенно ироничный.— Ещё в первой части, где по сюжету Принц пребывает в меланхолии и ничто его рассмешить не может, мне душевно комфортно. Поныть я и сам люблю, — смеётся И. Валиев. — Но когда вступают в силу чары Фата Морганы, когда начинается карнавальное веселье, — приходится «ломать себя», изображать. При этом трактовка Уве Шварца — жесткая: никакой отсебятины, «импровизации». Местами — почти цирковые сложности. Надо, подобно жонглёру, управляться с шарами-апельсинами, которые на глазах зрителей вырастают до гигантских размеров, и при этом «совпасть с оркестром». А на дирижёра бросить взгляд невозможно…Так что, по признанию Ильгама, если в силу занятости в репертуаре (например, в «Тоске», «Богеме», «Риголетто» он на своих партиях — единственный исполнитель — И.К.) удавалось проскочить мимо Принца, он с лёгкостью уступал эту роль партнёру. А тут «проскочить» не удалось. И «Золотая маска» оказалась наградой нежданной-негаданной.Он только сейчас начинает осознавать в полной мере случившееся. Приятно? Конечно. Но вместе с тем и колоссальная ответственность перед театром, который, конечно же, ждал «Золотую маску» и получил её очень знаково — в год 100-летия. Театр и относится к этой «Маске» как к своей, общей победе, что, в общем, не лишено оснований. Прийдя в труппу Екатеринбургского оперного в 2010 году, И. Валиев за сезон с небольшим значительно расширил свой репертуар, раскрылся вокально и актёрски. Сотрудничает с оперными театрами Казани, Челябинска, Перми. Есть предложение показаться в Москве. Так что те, кто после объявления лауреатов XVIII «Золотой маски» поспешил назвать награду И. Валиева «утешительным призом», скорее всего просто продолжают сводить личные счёты с театром. Не более. «Маска» она и есть «Маска». У неё нет степеней достоинства. Для Ильгама Валиева и Екатеринбургского оперного она такая же золотая, как и для других лауреатов.Первая «Золотая маска» Екатеринбургского оперного займёт место в экспозиции музея театра, будет представлена зрителям. Но пока заслуженного артиста Башкортостана И. Валиева ждут с «Маской» в Уфе — на ТВ, в альма-матер — Уфимской академии искусств, а также в Башкирском театре оперы и балета, в труппу которого Ильгам был приглашён ещё студентом и где, по договорённости двух театров, он продолжает ещё иногда петь.Ирина КЛЕПИКОВА