Уфимский государственный институт искусств имени Загира Исмагилова

Будущее большой музыки

Опубликовано: 25 января 2012 Журнал 'Рампа'2011 , сентябрьСветлана ПлатоноваДумается, стоит запомнить имена молодых музыкантов: Шаура Сагитова (фортепиано), Арина Кистанова и Александр Сергеев (скрипка), Анна Николаева и Диана Туктарова (альт), Тимур Гимранов (кларнет) и особенно Эдуард Терегулов (виолончель). Благодаря инициативе Эдуарда родилось действо под названием «Вечер камерной музыки XX и XXI века». Оно собрало под занавес сезона в Малом зале Уфимской академии искусств столько слушателей, сколько не всегда увидишь на самых распиаренных концертах. Терегулов — ученик известного педагога Марка Афанасьева (из его класса вышел, например, ныне лауреат многих престижных конкурсов Антон Павловский) — в завершение своей учебы в УГАИ придумал сыграть музыку, которой ему хотелось поделиться со слушателями.Выбор пал на такие сочинения, как Дуэт для виолончели и скрипки венгра Золтана Кодая (1914), Соната для кларнета и фортепиано Франсиса Пуленка (1962) памяти его соратника по «Группе Шести» Артура Онеггера и Соната для виолончели и фортепиано аспирантки УГАИ Алины Ахметовой, написанная совсем недавно (а вторая редакция сделана автором специально к этому концерту).«Моя музыка — это я», — сказал Пуленк. Относя эти слова к участникам концерта, нельзя не почувствовать радость и надежду. Не всё плохо в нашем музыкальном отечестве! Как ни грозила исполнителям опасность «перегруза» программы по времени (первое отделение длилось более полутора часов, второе — больше часа!), они не отказались ни от единого такта. Действительно, программа заставляла о многом задуматься.Например, Дуэт Кодая — о единстве фольклорных истоков (вплоть до влияний венгерских и «поволжских» ладовых интонаций), Соната Пуленка — о вечности Памяти и Музыки.А вот две грани творчества нашего современника Альфреда Шнитке, отраженные в Сюите в старинном стиле (академический поворот музыки к кинофильмам Элема Климова «Похождения зубного врача» и «Спорт, спорт, спорт») 1972 года и Струнном трио 1985 года, обращённом к стилю Баха и аллюзиям на Шуберта и Шостаковича. Трио очень печальное. Какие-то глубинные боли одолевали композитора, и в то же лето началась череда инсультов, в 1998 году приведшая к кончине. Наши ребята сумели прочувствовать и серьёзность иронии, и шнитковскую печаль.Сочинение Алины Ахметовой — серьезная попытка осмысления сегодняшнего мира во всей его сложности и многообразии. Язык автора смел, он требует, по крайней мере, доверия исполнителей и внимания слушателей. «Мы обязаны обращаться к сочинениям, создаваемым у нас, в Башкирии», — считает Эдуард, и позиция его высоко этична.Так же оценивается, безусловно, и обращение к одному из лучших и сложнейших произведений Дмитрия Шостаковича — фортепианному Квинтету. Созданный в 1940 году, этот опус перекликается с Пятой симфонией, с этого момента отечественный классик осознал: говорить о трагедиях своего времени он может только эзоповым языком.В игре наших ребят было максималистское желание проникнуть в этот тайный мир и передать зашифрованный смысл слушателям. Если у нас есть такая серьезная музыкальная молодёжь, за будущее большой музыки можно не беспокоиться. Они хотят играть — мы придём слушать.